Ювелирный мир утратил одного из своих любимейших ювелиров — Мунну Касливала

Из своего старого поместья в Джайпуре, ювелир Мунну Касливал правил своей собственной империей. Более широкой публике имя Касливала далеко не так знакомо, как имена ювелирных домов Cartier или Harry Winston, но его семейный эмпорий, «Дворец драгоценностей» («Gem Palace»), на протяжении десятилетий был ценнейшим секретом, который передавался из уст в уста среди ценителей ювелирного искусства по всему свету. Пользующиеся популярностью среди европейской знати, итальянских дизайнеров, арабских шейхов, светских львиц и просто богатых мира сего, украшения Касливала, которые можно было приобрести в Метрополите-музее и в Новой галерее на Манхеттене, также завоевывали сердца знаменитостей, которых он превозносил с непритязательным шармом. Такие звезды как Николь Кидман не могли устоять перед сверкающими и иногда монументальными драгоценными камнями Касливала в дерзких оправах. Не боясь использовать неограненные камни и смелые эффекты, он обращался с самоцветами с такой легкостью, будто это был бисер. На фото для обложки журнала «Vogue» ожерелье из двойной нити драгоценных камней змейкой лежит на обнаженной спине Кидман в стиле одновременно элегантном и дерзком. Касливала не стало 23 августа в Джайпуре. Ему было всего лишь 54 года. По словам его сына, причиной смерти стал рак головного мозга. Мунну Касливал родился 7 июля 1958 года и получил образование в частное иезуитской школе, а потом в Университете Раджастхана. Можно сказать, что Касливалу было суждено крутиться в ювелирном деле, ведь его семья занималась продажей ювелирных украшений на протяжении шести поколений. Тем не менее, формального образования и практики ювелира у него не было, а его первая научная степень была в сфере делового администрирования. Лишь потом Касливал присоединился к семейному бизнесу, основатель которого в свое время продавал ювелирные украшения могольскому двору. Правда это или выдумка, но очевидная близость шику эры Великих Моголов стала основной чертой стиля Касливала. «Дворец драгоценностей» был словно хранилище Али Бабы, откуда было невозможно выйти с пустыми руками», — рассказывает дизайнер и светский персонаж Мюриэл Брандолини. «В отличие от некоторых известных ювелиров, которые ведут себя так, будто делают тебе услугу, открыв тебе свои двери, он был искусителем — мужчин, женщин и детей. Он мог интуитивно понять характер человека и отобразить его в ювелирном дизайне». По словам Джули Гилхарт, бывшего директора отдела моды в нью-йоркском «Barneys», его работа была «восхитительно богата в своей технике и наследии». Как настоящий эклектик, Касливал черпал вдохновение в геоморфных формах Модернизма и богатых, а иногда и старомодных ювелирных традициях Индии. Зная, что практически все, о чем можно мечтать, может быть изготовлено умелыми ювелирами в его мастерских в Джайпуре, он одновременно насмехался и обогащал традиции своего ремесла, создавая витые шнурки из жемчуга, завязанные узлами, кольца с драгоценными камнями, закрепленными на миниатюрных пружинах, и вариации богатых оправ «кундан», без которых не может обойтись ни одна индийская невеста. Интерес к редчайшим минералам появился у Касливала еще в детстве, когда ему для игр давали мешочки с полудрагоценными камнями, и потом он охотно делился своей радостью со всеми посетителями «Дворца драгоценностей» в Индии и бархатного шоурума в Нью-Йорке. Приглашенных в частные палаты «Дворца драгоценностей», клиентов просили присесть перед Касливалом, который, в своей обычной белой льняной курте, рассыпал перед посетителями содержимое маленьких хлопчатобумажных мешочков. Так обыденно, будто перебирая рис, он пробегал пальцами меж колумбийских изумрудов, кроваво-красных рубинов, старинных бриллиантов, турмалинов, цитринов, лабрадоритов и жемчугов. Мунну Касливал находил радость в поисках прекрасных камней в международных выставочно-торговых залах , а также в уже истощенных сокровищницах княжеских семей. Один раз, в поисках старинного камня из копей Голконды, он заехал на перерытые дороги обнищалого штата Бихар, рискуя попасть в автокатастрофу или попросту быть обокраденным, лишь бы добраться до древнего дворца вельможи. Опыт вместе с интуицией привели его к бриллианту, который впервые за многие годы увидел лучи заходящего солнца в руках преданного своему делу ювелира, раскрыв все богатство своей красоты. «Вот почему люди не должны прятать свои драгоценности в сейфах или приберегать их лишь для особых событий», — говорил Мунну Касливал. «Драгоценные камни оживают лишь на свету».
Рассказать друзьям: