Растущий выбор

Новости Дата публикации: 25 сентября 2014

Тогда как главные игроки часового мира — Swatch (бренды Blancpain, Breguet, Harry Winston…), LVMH (бренды Hublot, TAG Heuer, Zenith...), Richemont (бренды Cartier, Jaeger-LeCoultre, Piaget...) или Kering (бренды Gucci, Girard-Perregaux, Ulysse Nardin…) — избавляются от соответствующих промышленных возможностей, покрывающих большую часть их требований по механическим механизмам, это не помешало им, как и любой другой элитной часовой компании, от удержания меньших, специализированных структур для особо сложных калибров.

Среди этих мастеров минутных репетиров, этих Эйнштейнов турбийонов, мы также находим бренд Christophe Claret, который в дополнение к собственному производству поставляет механизмы целому ряду элитных часовых марок: Franck Muller, Harry Winston и De Grisogono. Renaud & Papi, являющиеся теперь неотъемлемой частью Audemars Piguet, продолжают поставлять свои механические шедевры третьим сторонам, включая Richard Mille и HYT. Основанная двумя из первоначального трио, которое стояло за уже прекратившей свое существование компанией BNB (частично поглощенной Hublot), «Фабрика времени», La Fabrique du Temps сначала работала на «внутренние» бренды, такие как Girard-Perregaux, прежде чем превратиться в полнофункциональную часть часового направления Louis Vuitton. К этому списку также нужно добавить компанию Manufacture Hautes Complications, основанную в 2010 году Пьером Фафром, также из BNB, чьи разработки включают двухосевой турбийон с трехмерной Луной для Graff.

Не только маленькие серии

Фабьен Ламарш, который завоевал признание в Breguet перед переходом в только зарождающийся Roger Dubuis, основал Innovations Manufactures Horlogères, чей список клиентов включает DeWitt, Louis Vuitton и Cecil Purnell, а потом запустил бренд Julien Coudray 1518. CompliTime, еще одно вдающееся имя, является сестринской компанией к Greubel Forsey и отвечает, помимо других проектов, за появление саги Harry Winston под названием Histoire de Tourbillon. Не забываем и об Agenhor, которые вдохнули жизнь в некоторые из прекраснейших «Поэтических усложнений» Van Cleef & Arpels.

Тем не менее, куда обращаются бренды, когда их нужды, включая усложнения, диктуют необходимость в больших объемах производства? Этот список исчерпаем, особенно сейчас, когда некоторые фирмы были поглощены вечно голодными гигантами часового сектора. La Joux-Perret, которые поставляют свои хронографы Hublot and Panerai, со своим собственным брендом Arnold & Son стали частью японской компании Citizen Watch. Точно также, Soprod теперь идет под именем группы Festina, где вместе с Manufacture Horlogère Vallée de Joux, предоставляет испанской компании некоторые цельные механические основы. Vaucher Manufacture, которые, как и Parmigiani, теперь принадлежат Sandoz Family Foundation, вместе с Concepto, Dubois Dépraz и Technotime, завершают предложение, которое значительно возросло за последние несколько лет. Но актуальным остается вопрос — достаточно ли этого?

Рассказать друзьям: