Королевский балет в «Драгоценностях»

Яркий балет Баланчина «Драгоценности», вдохновленный витринами магазина Van Cleef & Arpels на Пятой Авеню в Нью-Йорке, открыл новый сезон в Королевском оперном театре. Одна из наиболее романтичных любовных историй в мире искусства открыла новый сезон в Королевском оперном театре. Балет Джорджа Баланчина «Драгоценности» был вдохновлен ювелирными изделиями бренда Van Cleef & Arpels и считается самой великой работой этого русского хореографа. Будучи одним из первых неповествовательных балетов, история, которая стоит за этой работой, также романтична, как и балерина, крутящаяся на одной ножке в музыкальной шкатулке для украшений. В начале 1960-ых Баланчин ежедневно проходил мимо витрин бутика Van Cleef & Arpels на Пятой Авеню в Нью-Йорке. Он был впечатлен необычной красотой ювелирных изделий. Впоследствии Баланчин подружился с Клодом и Пьером Арпельсами, и его возрастающее восхищение ювелирным искусством послужило вдохновением для нового балета «Драгоценности», который впервые был представлен 13 апреля 1963 года труппой Нью-Йорк Сити Балет в Линкольн-центре. Баланчин стал одним из самых влиятельных хореографов ХХ столетия и основателем американского балета. Но история на этом не закончилась. В свою очередь вдохновленные творчеством Баланчина и балетным миром, братья Арпельсы создали еще более драгоценные броши в форме балерин (впервые ювелирный дом представил их в 1940-ых), которые стали одним из самых узнаваемых мотивов бренда. Van Cleef & Arpels создали золотые фигурки стройных балерин в пачках, усыпанных бриллиантами и шикарными самоцветами, и с лицами в виде одного большого сверкающего бриллианта. Романтические отношения между драгоценностями и балетом пережили очередной поворот в 2007 году, когда компания Van Cleef & Arpels отпраздновала первое представление Королевским балетом «Драгоценностей» путем создания ювелирной коллекции «Драгоценный балет». Согласно актам балета, эта коллекция разделена на три части, каждая их которых посвящена определенному драгоценному камню – изумрудам, рубинам и бриллиантам соответственно. Как и ожидалось, коллекция представила новые версии известных брошей-балерин. Каскады бриллиантов и изумрудов напоминают о взрывной красоте прыжка grande jetée, а бриллиантовое колье кажется настоящим вихрем света, как балетная пачка при исполнении полного пируэта. Танцоры никогда не надевали украшения Van Cleef & Arpels для выступлений – они слишком тяжелы, чтобы в них танцевать – но сценические драгоценности, пришитые к костюмам, изготовленные отделением «Шляпы и драгоценности» Королевского оперного театра полностью соответствуют оригиналам. Украшенные драгоценностями костюмы были созданы Барбарой Каринской и отображают характеристики каждого камня, равно как и разные стили каждого танца: длинные, классические юбки для «Изумрудов», дерзкие короткие красные юбчонки для «Рубинов» и современные пышные белые пачки для «Бриллиантов». И последние брызги блеска этой истории добавляет тот факт, что Сюзан Фаррелл, последняя муза Баланчина, была солисткой в первой постановке балета. Черно-белая фотография, сделанная в 1976 году в бутике на Вандомской площади, запечатлела сказочную картинку – Сюзан Фаррелл в своей пачке «Бриллиант». На фото она грациозно преклоняет колени, чтобы позволить Баланчину и Пьеру Арпельсу возложить ей на голову бриллиантовую тиару. Невозмутимая Фаррелл полностью поглощена созерцанием жемчужной подвески на длинном ожерелье с прикрепленным маленьким белым ценником. Точно также будет поглощено внимание каждого, кто увидит украшения коллекции Van Cleef & Arpels, которая вновь была отображена в балете на сцене Королевского оперного театра.
Рассказать друзьям: