Как создается «Бриллиантовая лента» Patek Philippe

Первый взгляд на изящный круглый корпус из золота часов Patek Philippe «Diamond Ribbon» Ref. 4968, что в переводе значит «Бриллиантовая лента», сверкающих бриллиантами и молочного цвета перламутровым циферблатом, и ваше сердце остановится на миг в восхищении. Это абсолютная, если не самая красноречивая похвала такому творению как часы. Чтобы понять такое иррациональное поведение, нужно применить разум, и тогда к эмоциональному замиранию сердца присоединится вдохновляющее знание того, как Patek Philippe создает часы настолько усовершенствованные, настолько божественные и настолько безупречные. Вы узнаете, почему взгляд на пухлые, закрученные золотые цифры на циферблате заставляет ваши зрачки расшириться, и почему постоянно хочется снова и снова пробежаться пальцами по витку бриллиантов, украшающих гладкий золотой корпус. И чтобы найти наилучшее рациональное объяснение сильной эмоции, вызываемой этими часами, вам нужно отправиться в Женеву и открыть дверь внушительного главного офиса Patek Philippe в Женеве. Представьте, что вы надели белый халат и бахилы и вошли в идеально чистые мастерские, чтобы собственными глазами увидеть, как же появляется на свет «Бриллиантовая лента». Побывав в часовых мастерских компании, вы бы увидели первый шаг в создании «Бриллиантовой ленты», а именно, как заготовка в форме верхней половины часового корпуса тихо и медленно совершет натиск на пластину из розового золота. Там же можно увидеть, как управляемые компьютером роботизированные станки издают привлекающие внимание свистящие и бурчащие звуки, когда многочисленные сверлильные головки сверлят, обрабатывают и полируют золотой корпус, охлаждаясь распылением золотой жидкости. Вы бы подметили десятки этапов, от штамповки до контроля качества, от сверления до галтовки и снова новых контролей качества. Много шлифовок бриллиантов, много контролей качества, еще немного полировки, сеанс скашивания кромок, усердная ручная шлифовка, а также шлифовка самшитом и грушей, после которых следует завершающая полировка замшей – и это была работа лишь над корпусом. Что же касается изготовления и сборки 173 компонентов нового калибра 215 PS LU с ручным заводом, который оживляет «Бриллиантовую ленту», эти процессы включают сотни этапов. Пропуски меж зубцов колеса размером с крошку хлеба шлифуются до высокого глянца, проверяются, снова шлифуются, и снова проверяются. Суровый инспектор помещает еще непорочную микроскопическую деталь в зловещую, прикрытую черным материалом кабинку и увеличивает ее в сотню раз, чтобы лучше изучить саму душу этой маленькой детали. В мастерских вы бы увидели женщин с прикрепленными к головам лупами, в руках держащие детали размером с ресничку младенца, покрывающиеся изысканным украшением. Вы бы почувствовали запах лавандового масла в отделе шлифовки и увидели кусочки самшита в ожидании превращения в полировальные головки. Вы бы также увидели цельные золотые цифры, от 1 до 9, которые вырезают из золота – их тонкие золотые ножки, которые идеально проскальзывают в едва заметные дырочки, высверленные в перламутровом циферблате. В отделе закрепки камней у вас могла бы даже немного закружиться голова от разглядывания восхитительной работы закрепщиков через бинокулярные микроскопы. Если бы вы спросили главного геммолога о его секретах достижения эффекта яркой сверкающей ленты вокруг корпуса, специалист в области драгоценных камней показал бы, как он осматривает каждый из 273 бриллиантов наивысшей чистоты, которые украшают корпус. И вот, после нескольких часов изучения подробностей изготовления, разговоров с инспекторами качества, слушания рокота оборудования и жужжания шлифовок, вдыхания ароматов автоматических станков и наблюдения процесса превращения золотых прутов в точные детали, что могли бы вы сказать о «Бриллиантовой ленте»? Мы уверены, что вы могли бы лишь вздохнуть и сказать, что это самые прекрасные часы в мире. Может, это и не самое научное высказывание, но точно доказательство того, что ваше первоначальное восхищение «Бриллиантовой лентой» было обоснованным. Эти часы совершенны, с какой стороны на них ни посмотри: внутри, снаружи, со стороны, микроскопически, геммологически, эстетически, и, конечно же, механически. Выходя из здания Patek Philippe в Женеве, вы бы прошли мимо мерцающей алюминиевой скульптуры, подобной ленте, возвышающейся на три этажа вверх, взлетающей ввысь и закольцовующей себя вниз, формируя идеальную арку. Эта безмятежно уверенная скульптура предстала бы в ваших глазах как подходящая аналогия только что увиденному: элегантно простая идея, которая настолько легко ложиться на запястье, стала реальностью благодаря тяжелой работе и поиску совершенства.
Розповісти друзям: